sashaklain (sashaklain) wrote in rabochy,
sashaklain
sashaklain
rabochy

Categories:

Экономические достижения нацистов.




                     Предисловие автора.

     Всем нам доводилось слышать о невероятных успехах немецкой экономики в период правления Адольфа Алоизовича Гитлера. Поскольку успехи закончились грандиозным крахом в 1945 году, предлагается остановить прекрасное мгновенье и посмотреть на Германию году так в 1938 — вот, мол, как было плохо в 1932 и как улучшилось бытие «простых немцев» всего за 6 лет нацистского правления.
    Такие мнения обычно озвучивают неонацисты и люди невежественные (последнее не исключает того обстоятельства, что симпатии к нацизму могут стать следствием невежества).
    Давайте рассмотрим реальные и мнимые достижения нацистов за 1933 — 1938 годы и представим, могло ли все это изобилие закончиться чем-то иным, нежели чудовищным унижением и страданием Германии в 1945.
                                                                                                                               
                                                                                                                                                   Роман Дорн


                   1. Апологеты Рейха

      Посмотрим, чем именно восхищаются сторонники теории «экономического чуда Третьего Рейха».

      Например, вот что пишет авторитетный в национально-ориентированных кругах А.Н. Севастьянов. "По целому ряду признаков сегодняшняя Россия напоминает собой Германию 1920-х годов; выражение «Веймарская Россия» уже давно в ходу у публицистов. В определенных кругах это сходство вызывает своего рода эйфорию. Делая ставку на русский национал-социализм и предвкушая скорую победу, они охотно исследуют опыт прихода к власти Гитлера и быстрого превращения под его руководством униженной, разоренной, слабой Германии в одну из наиболее могущественных стран мира. Любители аналогий надеются и верят, что победа национал-социалистического крыла русского движения сотворит такое же чудо с Россией" ( http://www.sevastianov.ru/russkie-i-natsional-sotsializm/uroki-gitlera.html).
    Далее Александр Никитович пишет то же самое, с чего я начал эту статью:
"Наблюдая такую тенденцию, я чувствую потребность напомнить современникам не об успехах и торжестве немецкого нацизма первых лет гитлеровского правления, а об ужасной катастрофе, которой это правление увенчалось. Катастрофе, разорвавшей надвое Германию, унесшей около 8 млн.. немецких жизней, подчинившей немецкую политику воле СССР и США, стоившей Германии огромных материальных потерь, сделавшей ее на многие десятилетия данницей своих заклятых врагов – евреев. Нельзя забыть и о колоссальном моральном ущербе, о превращении Германии на полвека в отрицательный пример, в жупел для народов".
   А могло ли быть иначе? Полагаю, что нет.
    Севастьянов пишет:
«Всего за пять лет пребывания у власти Гитлер:
...
– практически было покончено в кратчайшие сроки с 7-миллионной безработицей (напомню, что население собственно Германии составляло тогда, с детьми и стариками, около 65 миллионов). «Приходилось слышать, как рабочие… после сытного обеда шутили: при Гитлере право на голод отменено» (Ширер);
– все немцы получили важнейшие социальные гарантии: отличное медицинское обслуживание, прекрасно организованный, культурный и здоровых отдых, систему образования и физической культуры; с 1932 по 1937 гг. национальное промышленное производство возросло на 102%, а национальный доход удвоился. Это и было подлинное немецкое «экономическое чудо», в отличие от послевоенного, устроенного на американские деньги".
    Вот эти три момента мы и попробуем рассмотреть: 1) борьба с безработицей; 2) повышение качества жизни и социальные гарантии; 3) рост экономики и увеличение промышленного производства вдвое.
   Можно еще рассмотреть улучшение качества немецких дорог, которым так любят козырять обыватели, но это частный вопрос, который мы критически рассмотрим в рамках вот этих трех утверждений.




                           2. За работу, товарищи!
 
       Вот что пишут немцы, анализируя итоги поражения:
 «После первой мировой войны, когда экономика переживала упадок, когда молодежь почти не имела работы и безработица принимала все более угрожающие размеры, в различных областях по инициативе местных властей были созданы добровольные организации трудовой повинности. В чрезвычайной директиве германского правительства от 5 июня 1931 года говорилось, что трудовая повинность вводится в интересах лиц, не имеющих работы и получающих пособие по безработице. Это распоряжение было дополнено специальным разъяснением, что в отряды трудовой повинности может вступать не только безработный, но и каждый немец.
   Национал-социалисты продолжили эти начинания, превратив трудовую повинность в мероприятие для воспитания молодого поколения в духе фашизма. 26 июня 1935 года был издан закон об обязательной трудовой повинности. [393]
   Согласно этому закону, «все немецкие юноши и девушки в возрасте от 19 до 25 лет» были «обязаны служить определенное время своему народу в системе государственной трудовой повинности». Это должно было убедить молодых людей в нравственной ценности труда, ослабить классовые противоречия, уничтожить пренебрежительное отношение к простому ручному труду и усилить общественное сознание всех слоев населения.
   Война очень быстро превратила трудовую повинность, направленную прежде всего на выполнение задач невоенного характера, в чисто военный инструмент" (http://militera.lib.ru/h/ergos/18.html).
    Мы можем узнать и сроки, на которые вводилась трудовая повинность: «Продолжительность обязательной трудовой повинности, составлявшая в мирное время 6 месяцев, в ходе войны все более сокращалась".
   А.Н. Севастьянов, описывая победу нацистов над безработицей, цитировал комплиментарное как будто высказывание журналиста Уильяма Ширера. Цитата эта, понятное дело, вырвана из контекста, ибо поклонником нацистов Ширер отнюдь не был.
  Процитируем его побольше: «Успех Гитлера в первые годы его правления опирался не только на достижения внешней политики, которая обеспечила бескровные завоевания, но и на экономическое возрождение Германии, которое в партийных кругах и даже среди некоторых зарубежных экономистов превозносилось как чудо. Очень многим так и могло показаться (и до сих пор кажется некоторым — Р.Д.). Безработица - это проклятие 20 - начала 30-х годов - сократилась, как мы видели, с шести миллионов в 1932 году до менее одного миллиона спустя четыре года (а как же 7 миллионов, о которых пишет Александр Никитович?! - Р.Д.). За период с 1932 по 1937 год национальное промышленное производство возросло на 102 процента, а национальный доход удвоился. ...
В течение первого года экономическая политика нацистов... сводилась к усилиям трудоустроить всех безработных путем резкого увеличения фронта общественных работ и стимулирования частного предпринимательства. Безработным был предоставлен правительственный кредит в виде специальных векселей. Значительно снизились налоги для тех компаний, которые расширяли капитальные вложения и обеспечивали рост занятости.
    Но истинной основой возрождения Германии было перевооружение, на которое начиная с 1934 года нацистский режим направил все усилия предпринимателей и рабочих наряду с усилиями военных" (http://wunderwaffe.narod.ru/HistoryBook/Rise_Fall/Jizn.htm).
    Опять мы видим тот же мотив — «возрождение» экономики тесно связано с ее милитаризацией.
Масштабы этой милитаризации видны из следующего: количество (военных) самолетов, производившихся в Германии в 1931 году — 13 штук, в 1932 — 36, в 1933 — 368, в 1934 — 1968, а в 1937 — 15606 (больше, чем ВО ВСЕМ МИРЕ! - http://militera.lib.ru/research/meltyukhov/14.html — приложение 10).
   Таким образом, производство авиатехники выросло с 1932 по 1937 год в 433 раза!
16 марта 1935 г. германское правительство объявило о введении всеобщей воинской повинности, развертывании сухопутных войск в составе 36 дивизий и переформировании люфтваффе в качестве составной части вермахта. Численность сухопутной армии должна была достичь 500 тысяч человек (против 100 тысяч в рейхсвере).
  «Несмотря на запрещение иметь танковые войска, изготовление танков в Германии началось с лета 1925 года, а с 1926 года за пределами Германии испытывались новые танки. В Германии под видом тяжелых "коммерческих" грузовиков и гусеничных "сельскохозяйственных" тракторов создавалась ходовая часть будущих танков. В 1926 и 1929 году были выпущены легкие и тяжелые "трактора", являвшиеся на самом деле первыми танками... Т-I и Т-II (http://www.warfares.info/content/vtoraya-mirovaya-voina-1939-1945-ot-reikhsvera-k-vermakhtu).
    Естественно, при увеличении военного строительства в сотни раз многие рабочие получили работу на оборонных предприятиях, которые до Гитлера попросту отсутствовали.
   Одновременно сотни тысяч молодых людей оказались в армии, чем также спаслись от безработицы.
Главным же стало привлечение масс к общественным работам. А чтобы они охотней вкалывали на строительстве автобанов и в других местах, нацисты создали атмосферу террора: 27 февраля 1933 г. был подожжен Рейхстаг, под предлогом чего на следующий день было введено чрезвычайное положение (президентский декрет "Об охране народа и государства", приостанавливавший действие семи статей конституции, которые гарантировали свободу личности и права граждан).
   Путем различных манипуляций нацистам удалось добиться чрезвычайных полномочий для канцлера Гитлера, что в дальнейшем помогло уже в мае 1933 запретить профосюзы, в июне - «самораспустить» все политические партии (кроме НСДАП).
   Чрезвычайные полномочия позволили им создать десятки малых концлагерей («диких лагерей СА», которые существовали совершенно вне правового поля). По разным данным, в 1933 году в них оказалось от 26 000 (http://holocaustmusic.ort.org/ru/places/camps/music-early-camps/) до 150 000 человек (http://theatrocities.thefireofthewar.ru/home/node/8). Главным было не количество заключенных, а пугающие слухи о беззакониях в лагерях, что весьма стимулировало трудовые подвиги.
Справедливости ради, борьба с безработицей не сводилась к строительству автобанов за миску похлебки (хотя Тодт ограничивал применение машин с целью занять как можно большее количество работников, исследователь Рейха и нацизма Олег Пленков сообщает в своей книге «Тайны Третьего Рейха. Рай для немцев» (М., «ОЛМА», 2010), что задействовать более 250 тысяч человек, да и то аж к 1936 году, не удавалось (с. 88).
    Нацисты применяли многообразные методы, как, условно говоря, «большевистские», так и кейнсианские. Рассматривать их политику целесообразно в связке с конечными целями и реальным итогом.

                  3. Жить стало лучше... и гораздо веселей

    Здесь нам не придется ничего выдумывать, достаточно обратиться к тексту У. Ширера: «По сравнению с Соединенными Штатами, если сделать скидку на разницу в уровне жизни и социальных услуг, средний уровень зарплаты в Германии всегда был на низком уровне. При нацистском же режиме он еще больше понизился. Согласно данным статистического управления рейха, заработная плата квалифицированных рабочих сократилась с 20, 4 цента в час в 1932 году, в пору наибольшей депрессии, до 19,5 цента в середине 1936 года. Почасовая заработная плата неквалифицированных рабочих понизилась с 16, 1 до 13 центов. В 1936 году на партийном съезде в Нюрнберге д-р Лей заявил, что среди членов Рабочего фронта средний заработок рабочего при полной занятости составляет 6, 95 доллара в неделю. Средний же заработок немецкого рабочего по всей стране, согласно данным статистического управления, составлял 6, 29 доллара.
    Хотя в стране появились миллионы новых рабочих мест, доля всех немецких рабочих в национальном доходе упала с 56, 9 процента в 1932 году (время депрессии) до 53, 6 процента в 1938 году (время экономического бума). Одновременно доля прибыли с капитала и прибыли торгово-промышленных фирм в национальном доходе возросла с 17, 4 до 26, 6 процента. Верно, что вследствие значительно возросшей занятости населения поступления от налогов с заработной платы рабочих и служащих в общий доход выросли с 25 до 42 миллиардов марок, то есть на 66 процентов. Однако прибыли с капитала и прибыли торгово-промышленных фирм выросли еще больше - на 146 процентов. Все пропагандисты третьего рейха, начиная с Гитлера, в своих публичных выступлениях обычно разражались тирадами против буржуазии и капиталистов и ратовали за солидарность с рабочими, но трезвые подсчеты официальной статистики, которыми, вероятно, мало кто занимался в Германии, показывали, что именно капиталисты, а не рабочие больше всего выиграли от нацистской политики.
   Наконец, упал и чистый заработок немецкого рабочего. Помимо значительного подоходного налога, обязательных отчислений на случай болезни, страховых взносов на случай потери работы или трудоспособности, взносов в Рабочий фронт, каждого рабочего, занятого ручным трудом, как и всякого другого рабочего в нацистской Германии, постоянно принуждали выплачивать возрастающие поборы различные нацистские благотворительные общества, главным из которых было общество "Зимняя помощь". Многие рабочие потеряли работу потому, что не смогли сделать взносы в эту организацию, или потому, что их взносы оценили как слишком скромные. Такие факты, по определению одного "рабочего суда", поддерживавшего увольнение рабочего без предупреждения, "являют собой поведение, враждебное человеческому сообществу... и должны быть строго осуждены". По подсчетам, проведенным в середине 30-х годов, налоги и взносы составляли от 15 до 35 процентов общего заработка рабочего. После вычетов из суммы 6, 95 доллара в неделю не слишком много оставалось на оплату жилья, питания, одежду и отдых.
   Подобно средневековым крепостным, рабочие гитлеровской Германии оказывались все более привязаны к своему рабочему месту, хотя привязывал их к нему не столько предприниматель, сколько государство. Мы уже видели, как законом о наследовании земли был прикреплен к земле крестьянин в третьем рейхе. Подобным образом прикреплялся к земле и не имел права оставить ее ради работы в городе и сельскохозяйственный рабочий. Следует сказать, что это был единственный нацистский закон, которому практически не подчинялись, - между 1933 и 1939 годом более одного миллиона (1 миллион 300 тысяч) сельскохозяйственных рабочих перешли на работу в промышленность и торговлю. Но промышленным рабочим этому закону пришлось подчиниться. Различные правительственные декреты, начиная с закона от 15 мая 1934 года, резко ограничили свободу перехода рабочих с одной работы на другую. С июня 1935 года государственные ведомства по учету занятости получили особые права. Теперь они решали, кого на какую работу следует нанимать и куда направлять.
   В феврале 1935 года были введены "трудовые книжки", и ни один рабочий не мог быть принят на работу, если у него ее не было. В книжке велся учет его трудоустройства и роста квалификации. Трудовые книжки не только давали государству и предпринимателю все самые свежие данные о каждом работнике в стране, но и использовались для того, чтобы удерживать его на рабочем месте. Если он хотел перейти на другую работу, его хозяин мог задержать трудовую книжку, что не позволяло устроиться на другую работу. Наконец, 22 июня 1938 года управление четырехлетнего плана приняло специальное постановление, которое обязывало каждого немца отбывать трудовую повинность там, куда его направляло государство. Рабочие, уклонявшиеся от работы без уважительной причины, подвергались штрафу и тюремному заключению. Ясно, что у этой медали была и обратная сторона. Рабочий, отбывавший трудовую повинность, не мог быть уволен предпринимателем без согласия правительственного ведомства по учету занятости. Таким образом, у него была гарантия сохранения работы, что было редким явлением даже во времена республики.
   Связанные по рукам и ногам жестким контролем, получавшие заработную плату немногим выше прожиточного минимума, немецкие рабочие, как и римские пролетарии, получили возможность посещать увеселительные представления, устраиваемые правителями, чтобы отвлечь их внимание от своего жалкого существования. "Нам нужно было переключить внимание масс с материальных ценностей на моральные, - разъяснил однажды д-р Лей. - Гораздо важнее утолить духовный голод людей, чем заполнить их желудки".
   И Лей выступил с идеей создания организации под названием "Сила через радость". Она обеспечивала то, что можно было назвать унифицированным досугом. При тоталитарной диктатуре XX века, пожалуй, как и при более ранних, необходимо было держать под контролем не только рабочее, но и свободное время каждого индивидуума. Этим и занималась "Сила через радость". Во времена нацизма в Германии насчитывалось несколько десятков тысяч клубов, занимавшихся буквально всем, начиная с шахмат и футбола и кончая певчими птицами.
   При нацистах не разрешалось существовать ни одной группе, будь она общественная, спортивная или развлекательная, иначе как под контролем организации "Сила через радость".
Рядовой немец третьего рейха, конечно, предпочитал эту всеобъемлющую организацию по обеспечению отдыха и досуга, чтобы не оказаться предоставленным самому себе. Она, например, организовала для членов Рабочего фронта очень дешевые туристские поездки и морские путешествия. Для "Силы через радость" д-р Лей построил два парохода водоизмещением по 25 тысяч тонн, один из которых назвал в свою честь, а также зафрахтовал десять судов для океанских круизов. Автору этой книги однажды довелось побывать в таком круизе, и, хотя жизнь на пароходах была заорганизована нацистскими лидерами до изнурения (по крайней мере, так мне показалось), немецкие рабочие были довольны тем, как хорошо провели они время. И по бросовой цене! Например, круиз на остров Мадейру стоил всего 25 долларов, включая проезд по железной дороге до немецкого порта и обратно. Так же недорого обходились и прочие увеселительные поездки. Организация заполучила пляжи на морском побережье и около озер, предоставляя их тысячам отдыхающих в летнее время. Одним из них был пляж на острове Рюген на Балтийском море, оборудование которого не успели закончить до войны и который был рассчитан на размещение в близлежащих отелях 20 тысяч человек. В зимнее время устраивались специальные поездки на лыжные базы в Баварских Альпах, и стоило это 11 долларов в неделю, включая проезд на автобусе, жилье, питание, прокат лыж и занятия с инструктором. Массовые занятия различными видами спорта организовывались исключительно через посредство "Силы через радость". По официальным данным, они охватывали ежегодно до 7 миллионов человек" (http://wunderwaffe.narod.ru/HistoryBook/Rise_Fall/Jizn.htm).
   Часто говорят, что в Веймарской республике не строилось жилья, а вот при фюрере жизнь наладилась. Однако это не подтверждается имеющимися данными. Ранее упоминавшийся О.Ю. Пленков пишет, что за годы Веймарской республики (1919-1932, вероятно) было построено 230 тысяч квартир, а в Рейхе (1933-1945) - только 102 тысячи (с. 105). Косвенно проблема решалась путем изъятия квартир у евреев и передачи их нуждающимся — например, в Вене в 1938 году 44 тысячи квартир сменили владельцев (для евреев была введена норма в 15 квадратных метров на семью из 4-х человек (там же, с. 105-106).


         4. О сколько нам открытий чудных готовит гений фюрера...

Автобаны: вот здесь мужчина восторгается Фольксвагеном Жуком и автобанами (http://szhaman.livejournal.com/418561.html), причем сообщает, что к 1939 году было построено около 4000 км - это много? Они, конечно, качественные, и сама Германия не такая уж большая страна, но ничего грандиозного в строительстве 600 км дорог в год не видится. Однако он же сообщает, что общая протяженность современных автобанов — 12 000 км. Но это говорит лишь о том, что Германия уже в 1930-е годы была очень развитой страной, которая не так сильно изменилась к нашему времени.
    Он же сообщает о количестве средств населения, вложенных в Жука: "В общей сложности 336 668 немцев передали в Берлинский банк около 110 млн рейхсмарок (а «К началу 1938 года в реализацию проекта было уже вложено 1,7 млн рейхсмарок. В поместье графа Шуленберга, возле небольшого местечка Фалерслебен, спешно переименованного в город Вольфсбург, были начаты работы по строительству огромного завода" – то есть народные средства были почти в сто раз больше первоначально вложенных инициатироами строительства завода). Так как Жук в дальнейшем активно служил в вермахте, то это интересный факт, который поклонники фюрера трактуют как случайность: мол, если б не война, все бы жили отлично и катались на Жуках по автобанам. Такое ощущение, что на Германию напали коварные враги, а не сам фюрер затеял войну с Польшей. Между прочим, война могла начаться и раньше: в ходе аншлюса Австрии (март 1938) или Судетского кризиса (май-ноябрь 1938), и тем более в ходе оккупации Чехии (март 1939). С такой бойкой внешней политикой мечты бюргеров об автомобиле могли обломаться куда раньше...
    Я полагаю, что война была неизбежностью. И вытягивание средств из населения с позднейшим использованием их в военных целях — лишь один факт, находящийся в системе нацистской экономической политики.
   Откуда же взялся невиданный экономический подъем?
   Вот что пишет о финансовой стороне Третьего Рейха министр финансов фон Крозигк: «Военные расходы Германии с 1934 года до 31 августа 1939 года по всем трем видам вооруженных сил, в том числе и расходы, связанные с увеличением вооружений, составили 60 млрд. марок. В этот же период общие бюджетные расходы Германии равнялись 101,5 млрд. марок, то есть военные расходы составляли 59,1% этой суммы.
   Налоговые сборы дали в общей сложности 62,2 млрд. марок. Их вполне хватало для финансирования гражданского сектора (41,5 млрд.), и, кроме того, оставалось еще 20 млрд. марок на покрытие военных издержек. Еще одна треть военных расходов (20 млрд. марок) покрывалась «прочими хозяйственными сборами», то есть за счет прибылей [423] железных дорог, почтовых сборов, доходов государственного банка и т. д., а также за счет кредитов, выдаваемых в первые годы в виде краткосрочных, а позднее — долгосрочных долговых обязательств. Сборы для покрытия последних 20 млрд. марок военных расходов представляли наибольшие трудности. Здесь вначале был использован так называемый «вексель Мефо», относительно которого было довольно много споров. Металлургическое научно-исследовательское общество, членами которого были важнейшие военно-промышленные фирмы Круппа, Сименса и др., соглашалось принимать к оплате векселя, предъявляемые поставщиками оружия, выполнявшими государственные заказы. Векселя, снабженные теперь двумя «хорошими» надписями, могли — по крайней мере формально — рассматриваться как торговые векселя, допущенные банком, и. следовательно, могли приниматься или учитываться государственным банком. Банки или промышленные фирмы, имевшие такие векселя, могли в любое время погасить их в государственном банке; для государственного же банка они служили основой для эмиссии кредитных билетов. Как правило, в вексельном портфеле государственного банка не находилось даже и половины векселей, так как они благодаря своей надежности и легкости удовлетворения по ним, гарантированными самим государством, охотно покупались предпринимателями, видевшими в них средство краткосрочного помещения своих свободных капиталов.
   Векселям Мефо предшествовали так называемые векселя трудоустройства, введенные с осени 1932 года президентом государственного банка Лютером для финансирования общественных работ государственного масштаба" (http://militera.lib.ru/h/ergos/20.html).
   Мы видим, что многие начинания, которые принято считать нацистскими, появились до их прихода к власти. То есть нацисты обеспечили политическое обеспечение решениям, которые в целом назрели, но не могли быть проведены прежней администрацией в столь же широких масштабах. Нечто подобное было с большевиками: продразверстка и реформа орфографии обсуждались и ранее, но только они смогли осуществить их на практике.
   Что же касается милитаризации экономики, которая, наряду с другими средствами, и позволила серьезно уменьшить безработицу, то она-то и вела Рейх к краху, несмотря на все промежуточные успехи типа победы над безработицей.
   Увеличение военных программ в десятки и сотни раз могло окупить себя только в прямом использовании — то есть в победоносной войне.
   И война не преминула начаться.
   Именно из-за программы вооружений даже немного поссорились Шахт и Гитлер. Яльмар Шахт, президент Рейхсбанка и рейхсминистр экономики, в 1937 году вступил в противоречие с Герингом, который также тогда оказался у руля немецкой экономики. Геринг выступал за автаркию Германии, Шахт же продолжал настаивать на важности внешней торговли. В ноябре 1937 года Гитлер ограничил полномочия Шахта, встав на сторону Геринга. Кстати, стремление к автаркии привело к введению в 1937 году карточной системы.
   В начале 1939 года Шахт обратился к Гитлеру с письмом, в котором выражал опасения насчет чрезмерности расходов на вооружения, но Гитлер не внял его доводам, а 1 сентября начал войну с Польшей.
  «В конце 1932 года государственный долг Германии, то есть общая сумма всех внутренних и внешних, краткосрочных и долгосрочных долгов, составлял 8,5 млрд. марок. или 15% всех денег, находившихся в то время в обращении внутри страны. В 1939 году государственный долг поднялся до 47,3 млрд. марок, или 43,3% всех денег, а в конце войны вырос до 387 млрд. марок, или 95% всех денег, находившихся в обращении» (http://militera.lib.ru/h/ergos/20.html).
   В 1938 году госдолг уже составлял около 36 млрд марок (http://militera.lib.ru/memo/russian/poltorak_ai/17.html).
   Печальная участь ждала и золотовалютные резервы Рейха: если в кризисном 1931 году они составляли около 2 млрд. марок, то уже в 1937 году успехи фюрера привели к оскудению их до 76 млн. - деньги уходили на закупку сырья для ускоренного вооружения.
 
                Заключение

   Неисторичным было бы представление о германском нацизме и его экономической политике как чем-то инфернальном и небывалом. Несомненно, тенденции Рейха находят соответствия, например, в СССР и США того же времени. Но еще более неисторично представление о каких-то необыкновенных успехах Германии, объясняемых исключительно «железной волей» фюрера и его соратников, переломивших некий ход истории и только по нелепой случайности потерпевших сокрушительное поражение.
  Успехи немецкой экономики объясняют заботой о простых немцах, тогда как именно эти немцы стали расходным материалом большой войны, подготовка к которой и вызвала экономическое оживление и даже физкультурно-туристические программы.
   Успехи эти также систематически преувеличиваются, например, путем указания на увеличившийся объем ВВП. Если же посмотреть на абсолютные цифры в натуральных показателях, то рост основных товаров был не столь уж и велик.
   Одним словом, сознательно или по незнанию, прямо или косвенно, восторги перед немецкими достижениями того времени являются рядовой пропагандой нацизма.

   
                                                                    Автор: Роман Дорн. «Группа за 6-часовой рабочий день!»

Tags: нацизм, экономика Третьего рейха.
Subscribe

  • Золотой Эльдорадо

    Информационное издание "Лента" запустила проект, посвященный русскому року https://lenta.ru/articles/2020/08/06/sklyarnew , в котором журналисты…

  • Не наша борьба

    Лето выдалось в этом году политически жарким: «голосование» по обнулению конституции, митинги в Хабаровске, протесты на фоне выборов в Беларуси и…

  • Очевидные вещи

    С момента окончательного перехода на рынок развитие капитализма в России насчитывает более 30 лет (29 июня 1987 г. Закон СССР "О государственном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 141 comments

  • Золотой Эльдорадо

    Информационное издание "Лента" запустила проект, посвященный русскому року https://lenta.ru/articles/2020/08/06/sklyarnew , в котором журналисты…

  • Не наша борьба

    Лето выдалось в этом году политически жарким: «голосование» по обнулению конституции, митинги в Хабаровске, протесты на фоне выборов в Беларуси и…

  • Очевидные вещи

    С момента окончательного перехода на рынок развитие капитализма в России насчитывает более 30 лет (29 июня 1987 г. Закон СССР "О государственном…